Психологическая безопасность в Интернете

Как уже рассматривалось в предыдущих статьях на эту тему, существует серьезный пробел в реальной оценке всех аспектов взаимоотношений с новой для человека средой – киберпространством. Возникают многочисленные попытки описать эти отношения как стандартный коммуникационный контакт в рамках ограничений аудио-визуального потока. Представление о контакте, как о простом обмене информационными пакетами не отвечает действительности даже в малой доле. Общение в рамках киберпространства носит весьма специфичный характер. С одной стороны мы представляем его как полноценный вербальный взаимообмен данными. Но при этом забываем, что реальный вербальный контакт, в действительности, предусматривает для собеседников на порядки больше значимой информации. Информации, предоставляемой всем спектром частот волнового обмена человека со средой. В кибер-контакте, сохраняя внешнее подобие формы, вербальный контакт создает огромные информационные лакуны, которые заполняются иллюзиями собеседников. Иллюзиями не проявленными, но имеющими, якобы подразумеваемое сторонам диалога, содержание. Иллюзии диалога через виртуал отражают личностные стереотипы, страхи, шаблоны поведения, ритуалы, скрытые приоритеты и желания субъектов. При помощи несложного анализа можно с высокой степенью достоверности создать психологический портрет и «карту» уязвимых мест психики участников диалога. Характерной чертой виртуальных диалогов, особенно конфликтной формы, является бессознательное выпячивание гипертрофированных псевдо-качеств, которые в действительности заполняют пустоту и ранимые места говорящего. Зная этот алгоритм можно эффективно манипулировать диалогом и поведением собеседника. Прошу еще раз вникнуть в то, что я говорю! В виртуальном диалоге человек на порядки более беззащитен от воздействия и манипуляции с его психикой со стороны собеседника, чем при обычном разговоре в реальном контакте. Видео-контакт по интернету изменяет стратегию и тактику воздействия, но не уменьшает его силу и результативность в манипулировании . Особое значение имеет специфика реагирования человека проводящего значительное время в киберпространстве на нештатные ситуации в реале. Сохраняется психическая инерция отношений и критика событий в виртуале, которые развиваются по иным правилам и законам. В реале подобное поведение и действия неприемлимы и часто наказуемы. Осознание разницы в правах и обязанностях настигает нарушителя «пост-фактум», вызывая глубокий стресс и послестрессовые нарушения. А теперь рассмотрим воздействие и манипуляцию группой в виртуале. Здесь в полной мере проявляется специфика поведения и психические реакции толпы. Все феномены группового ответа на раздражители, все признаки психической инерции и эмоциональной «тупости» проявляются на максимуме. Толпа, она хоть на вокзале, или стадионе, хоть в виртуале остается толпой. Человек, сидящий перед монитором, лишь условно одинок, анонимен и самостоятелен. В действительности, подчиняясь гипнотизирующему ритму наблюдаемого диалога, находясь в позиции пассивного наблюдателя, он становится идеальной мишенью для внедрения любой информации. Вспомните механизм воздействия на психику «слухов» и сплетен. Им верят намного больше, чем объективным фактам. «Задняя дверь» подсознания намного более привлекательный источник для обывателя, чем сознательный анализ и обработка реальности. Известен незамысловатый прием в групповой психологии – хочешь обратиться напрямую к подсознанию человека, говори с его соседом. «Цель» думает, что является лишь свидетелем чужого диалога. Контроль, анализ и внимание снижаются и эффект от воздействия, как правило, намного выше, чем от стандартного доступа. В группе намного проще перейти на разговор с фривольной окраской и, таким образом, активировать эмоции базовых инстинктов. Интерес к содержанию разговора и снижение критики еще более увеличивается. Элементарные приемы фиксации внимания отрабатываются интонациями, акцентом на ключевых словах, разрывом логики повествования. Характерен еще один факт в анализе динамики психологических процессов группы. Если в индивидуальном диалоге еще можно добиться обучающего результата, т.е. продуктивного восприятия информации, то при групповом обсуждении в кибер-среде, как правило, интеллектуальная продуктивность равна нулю или вообще низводится к примитивному представлению и разрыванию обсуждаемой информации на фрагменты, удобные для комплексного поглощения, без анализа и творческого использования. При попытке воспроизвести тему обсуждения, группа падает на, качественно более низкий, уровень восприятия и использования информации. Тем не менее, часто уровень дисциплинарного контроля в группе повышается и создается впечатление «порядка» в дискуссии. При этом вниманию ускользает выхолащивание проблематики предмета дискуссии и конструктивный разбор интересующих тем. Все подтягивается к одному шаблону восприятия и поощряется только «хоровое пение» в знак согласия с постулатами ведущего оратора. Вопросы психологической защиты и проблем безопасности в коммуникационной среде Интернета становятся все более актуальными по мере перемещения деловой и рекреационной активности обывателей в Сеть. За относительно краткий срок можно ожидать разворачивания всего спектра предложений реала в виртуальном пространстве. По мере совершенствования аппаратной составляющей «эффект присутствия» все больше будет обманывать сознание, подменяя эффектной иллюзией реал. Но следует помнить, что ощущения, вне зависимости от происхождения, начинаются и заканчиваются в голове конкретного человека и имеют вполне изученную материальную природу. Таким образом «атака» на сознание и здоровье человека вполне возможна «через виртуал» со всеми вытекающими последствиями на физическом плане …