Признаки нарушения адекватной реакции на Сеть
В результате длительных (на протяжении 3-х лет) наблюдений за проявлением событий и изменениями в поведении людей, регулярно пользующихся Интернетом для общения, возникли следующие выводы…
«Псевдо»-анонимность Сети снижает дисциплинарный поведенческий контроль.
 
 Определенная степень невежества и безграмотности в вопросах компьютерной безопасности основной массы пользователей Интернета позволяет им думать, что, выходя в диалог в Сети под чужим именем или «ником», они становятся анонимны. Элементарные действия, известные начинающему специалисту позволяют установить местонахождение точки присоединения пользователя к Сети и получить о нем достаточно полные сведения. Тем не менее, обывателям с низким этическим порогом достаточно иллюзии собственной безнаказанности, чтобы активно демонстрировать весь спектр бурлящей в них грязи. С наслаждением проявляя аудитории все свои низменные комплексы, страсти и желания. Чаще всего с агрессивно-сексуальным подтекстом они, как правило, отражают скрытую мотивацию внутреннего мира субъекта и в обычной жизни подвергаются сознательному поведенческому социальному контролю.
 
 
Увеличение периода психической инерции и адаптации.
 
Процесс коммуникации в Сети специфичен по многим параметрам. В частности, имеет место сужение невербального информационного потока. В результате моментальный анализ поступающей информации требует большей полиморфности в  решении возникающих логических задач. Имеет место проявления акселерации вторичных, необязательных, психических процессов, эмоционального резонанса пограничных областей, взрывного расширения «тела» дискуссии или конфликта. Таким образом, общая скорость принятия окончательного решения снижается и отчетливо замедляется оперативное реагирование на психологический стресс.
 
 
Падение уровня дисциплины в отношении поставленных целей.
 
Большинство пользователей Сети входит в Интернет, преследуя определенные цели. Мы не говорим сейчас о «развлечении и только». Предполагается конструктивное отношение  к Интернету, как к информационному депозиту. Пользователь рассчитывает на получение дополнительной информации, подтверждая или опровергая некие рабочие теории, представляющие для него интерес. Как правило, поиск информации сопровождает определенный план действий и последовательность интересующих вопросов. Для достижения поставленной цели необходимо пройти эту цепочку. Но чаще всего происходит отклонение от ранее поставленных задач и снижение интереса к ранее определенной цели. Происходит расщепление информационного потока на множество фактологических блоков, занимающих все оперативное пространство осмысления. Первичная цель становится малозначимой и отдаленной.
 
 
Трансформация собственных приоритетов и мотивации.
 
Широкое использование аудиовизуальных ключей в контекстной и целевой рекламе обеспечивает устойчивый захват внимания пользователя и изменяет эмоциональную установку в контакте с Сетью. Становится более значимым немедленное ознакомление с предлагаемым (но не  востребованным пользователем!) Сетью контентом. Множество возникающих информационных блоков носят в себе элементы соревновательного характера, как поощрением за выполненную работу – контактом с конкретной информационной областью. Заведомо примитивные соревновательные задачи дают пользователю ложное представление о собственном уровне интеллекта и значимости, подкрепляя значение предлагаемой информации,  с содержанием далеко не всегда высокого качества. В результате пользователь оказывается мотивирован на выполнение совершенно иных задач, нежели предполагалось к исполнению перед входом в Сеть. Пользователь не осознает момент начала дезориентации.
 
 
Согласие с постулатом, что «Сеть – альтернатива реалу, который еще более убогий, чем Сеть».
 
Многие пользователи проводят почти все свободное время в Сети, создавая свое собственное виртуальное пространство, радикально отличающееся от их действительности. И речь не идет о виртуальных «Мирах» наподобие «Second Life». Достаточно и разнообразного набора многочисленных сайтов, которые красочно описывают те или иные стороны привлекательной и легкой жизни. То же относится и к общению в Сети. Поиск собеседника «по интересам» значительно облегчен, формальности и условности, связанные с реальным знакомством часто опускаются и пользователь снова получает иллюзорное представление о собственных качествах и возможностях. Почему иллюзорное? Попробуйте применить приемы и манеры ведения дискуссий в Сети в «Реале»… Вам быстро объяснят разницу и дадут почувствовать отличие социализированного диалога «с глазу на глаз» от пустопорожней брехни в случайной конференции. Не желая применить усилие в реальной жизни и заполнить имеющиеся пустоты в собственном образовании, опыте, знаниях, эмоциональных переживаниях, некоторые предпочитают быть целлофановым персонажем выдуманного кем-то мультфильма. Причем настойчиво утверждая, что убогость их реального  собственного существования не есть следствие их лени, невежества и страхов, загоняющих в виртуальный мир, а лишь повод к реализации «второго шанса». Пусть даже в чужом креативном пространстве.
 
В следствии возникновения стабильной суперсистемы, снижается способность к творчеству и позитивным (для человека) изменениям.
 
Постоянное использование «справочного бюро», регулярное прочтение новостных лент, «ведомое» поведение в отношении предлагаемых ссылок на иные страницы и сайты постепенно формирует алгоритм поведения лабораторной крыски с кнопкой. Которая, однажды научившись получать поощрение, всегда будет стремиться к повторению удачного опыта. Вам предлагается: «Думать не нужно – делай, как делал...» Так, постепенно, человека приучают пользоваться некоторыми примитивными алгоритмами. Которые в перспективе могут стать частями некоего общего направления, которое вы, не осознавая, будете воспринимать как свое решение и волю. Вам, в мягкой форме, предлагается отказаться от собственного  творческого процесса, как от нерациональной растраты сил и времени. Альтернативой будет кибернетический «фаст-фуд». Просто, дешево, доступно.
 
Нарастает безразличие к чужой боли, страданиям, переживаниям.
 
Многие пользователи отмечают, что, в разного рода, дискуссиях и конференциях Сети проявляется неоправданная жестокость, цинизм и безразличие к чужим страданиям. Особенно, когда человек предъявляет свою боль, надеясь, что ему подскажут пути выхода из создавшегося, психотравмирующего состояния. В лучшем случае его призывы останутся незамеченными. Характерна реакция субъектов, особенно горячо призывающих к глобальному гуманизму и с энтузиазмом обсуждающие фундаментальные философские вопросы бытия и сознания. Специфическая «дальнозоркость» проявляется в полном безразличии и равнодушии к конкретным, но чужим примерам и ситуациям. Нарастает степень оценки происходящих событий с позиций мизантропии и нигилизма. Проявляется алгоритм «стаи», когда палеорефлексы заставляют уничтожать слабейшего, чтобы обеспечить безопасность всей группы (стаи, прайда, племени)
 
 
Значительно легче принимаются решения, которые потенциально могут навредить другим.
 
Ограничение поступающей информации снижает уровень достоверности критики события, повышает риск использования приоритета собственного «супер-Эго», без расчета вероятностных линий. В результате выстраивается последовательность действий без учета интересов окружающих людей, интолеранция социальной схемы взаимодействия внутри группы.
 
 
Снижается «пси»-мобильность в рамках канонизации стереотипа.
 
Используя один и тот же стереотип поведения или реагирования, человек начинает ограничивать рамки своих потенциальных творческих интересов границами данного стереотипа. Таким образом «канонизируя» данный алгоритм поведения и размышления, превращая его в догму. Пусть персонального образца. Набор подобных «канонов» создает, впоследствии, некую логическую систему, оправдывающую состоятельность выбора пользователя. Возникает прикладная аргументация. Человек создает своего рода замкнутую механистическую систему оперативного реагирования.
 
Возникает система патологических нормативов реагирования на стресс.
 
Во время интерактивного общения с Сетью пользователь находится в латентном состоянии стресса. Стресс вызван дезорганизацией структуры потока полноценного информационного обмена. Детали уже были рассмотрены выше. С одной стороны, оперативная ситуация контакта не вызывает психологического кризиса - включаются адаптационные механизмы и уровень стресса гасится до приемлимого. С другой стороны, пользователь обманут подобием полноты, равноценности и состоятельности «взаимообмена». Следствием становится перенос возникшего алгоритма, без учета его «сетевой» специфичности,  на коммуникативный процесс в реальной обстановке. Что приводит в свою очередь к нарушению шаблона и последующему психологическому стрессу. Повторение подобных состояний вызывает возникновение новых, патологических нормативов оценки и реагирования на среду.
 
Буферное поглощение стресса заменяется на «центральный» психосинтез.  С переносом ядра конфликта в рамки своей личности.
 
В процессе коммуникации, часть приходящего информационного потока проходит пространство своеобразного психологического «буфера», где встречается с набором различных поведенческих «заготовок». Возникших, как продукт опыта субъекта, результат успешных стратегий его существования.  Большая часть агрессивных, в отношении человеческой психики, информационных стрессоров идентифицируется и останавливается на уровне рефлекторных «фильтров» в режиме упреждения нарушений, вызываемых стрессом. Тем не менее, существуют информационные блоки «вирусного» характера, способные проникать сквозь защиту персональной сферы психики индивидуума. Как ответ на внедрение запускается процесс психосинтеза новых установок защиты. Ставящей своей целью утилизацию, адаптацию и разработку конструктивной стратегии реагирования на новый вариант стрессового фактора. Фактически происходит изменение личности с учетом полученного опыта. Возникает риск внедрения в собственную психику «конфликтогена». Который, при необходимости, может быть «запущен» по внешнему ключу.
 
 
Отмечается изменение аргументационной базы в дискуссии с «Я» на «Мы».
 
Представляется интересным наблюдение за следующим феноменом. Пользователи Сети в дискуссиях часто выходят в режим пространных рассуждений, используя глобальные понятия, отождествляя себя с позицией некоего «глашатая» общественного мнения. При попытке привести человека к конкретике и личному опыту возникает состояние растерянности и «соскальзывание» к общим, часто бессодержательным формулировкам. Характерно размывание  границ и «развеществление» субстрата собственной личности при попытке дать ей характеристику. Человеку становится проще представить себя частью сообщества, толпы, массы, чем самостоятельно проявленной личностью. Человек постепенно, под тяжестью навязанных ему толпой страхов и стереотипов, погружается в «коллективный разум».
 
Пассивное согласие с мнением большинства.
 
Следствием вышеописанного феномена является в большинстве случаев принятие точки зрения более «активного» участника. «Активность» же часто не несет в себе аргументированное, гармоничное содержание, но лишь простое перенасыщение входящего потока слушателя массой сложносочиненной терминологии, многоэтажной псевдо-логики, витиеватого изложения. Все это поставлено на базе демагогического агрессивного постоянного давления на сознание толпы.  Пользователи, не утруждая себя анализом внедряемой информации, оценивая только форму, но не содержание, не вступают в дискуссию, соглашаются с декларируемым мнением. Обыкновенная ленность выдает наименее энергозатратный способ реагирования – «быть как все».
 
Проявляется синхронизация ритма логики с машинным алгоритмом.
 
 И эта логика не имеет ничего общего с «волевым актом» Декарта, а скорее демонстрирует картину гипнотического транса, вызванного многократным позитивным подтверждением пошагового развития процесса раскрытия рассматриваемой темы. Исключается возможность применения принципа альтернативного творчества даже в точках избыточной эмоциональности. Допустим только синтез в рамках предъявленных данных. Происходит перевод эмоциональной, человеческой оценки реальных событий в абстрактные стандартизированные ощущения. И это не произвольная сублимация, а именно каталогизация в строгом соответствии с заданным определением или шаблоном. Вот только какому достоверному и полному определению соответствуют понятия «любовь», «ненависть», «страсть», «воля», «познание», и в конечном итоге «душа», равно как и  подобные, свойственные исключительно человеку, элементы осознания  жизни, во всем ее многообразии.       
 
Все вышеизложенное является продуктом наблюдения, анализа и оценки в рамках психологической парадигмы и может служить предметом последующих, более глубоких, исследований. Представляется важной возможность в будущем создать по каждому из описанных признаков шкалу, описывающую степень его проявления. Совокупность параметров может дать наблюдателю оценку объективности и адекватности взаимоотношения с Сетью.
 
Д.Фёдоров