КРИЗИС ТОЛПЫ
Современная западная «продвинутая» элита размышляет, рассчитывает и осмысливает поступки с позиций и в алгоритмах «фрейдизма». Обобщающее постулирование и трактовка событий, проявляющихся в массе, с позиции аналитики индивидуума ведет к системным ошибкам.
 
Основой феномена развития финансовых и экономических кризисов является реализация глубоко внедренного в поведенческих рефлексах  человека алгоритма «коллективной безопасности». Интуитивно человек в своих решениях идет за «большинством», снижая собственный уровень критики и аналитики. Возникла новая социально-структурная единица – «масса». Состоящая из разноуровневых, по большинству показателей, людей, но объединенных одним действом - Массового Потребителя. Соответственно возникает и особый тип социального пространства.
 
По утверждению современных исследователей существует некая условная грань между «массой» и «толпой». В первом случае, у человека есть декларированная возможность «выбора», что, по сути, является лишь декоративной ширмой для подготовленного внешним оператором рефлекторного поступка. Во втором случае, преобладают «взрывные» поступки. Векторы поведения возникают спонтанно, хаотично, быстро приобретая направление лишь в случае присутствия харизматичного лидера. Способного лаконично, агрессивно, «наэлектризовано» вбросить в сознание толпы визуально-акустический «ключ» в форме лозунга, слогана, призыва.
 
Массе предлагается «выбор» в лучших традициях психологических манипуляций, отвлекая внимание от основных решений, возникает загрузка сознания решениями второстепенными, постоянно внушая целесообразность навязываемого поступка. Нет «масс-коммуникаций», есть «масс-коммуникативное влияние». Контроль «массы» за влиянием на собственный социум не отслеживается, так как воздействие имеет размытый характер и захватывает не одного субъекта, а статистически значимую группу людей. Таким образом, создаются иллюзия самостоятельного решения, принятого массами. 
 
Современные средства коммуникации позволили возникать виртуальным «толпам». Ощущение псевдо-индивидуальности снижает контроль сознания за смыслом и содержательной стороной поступков. Совершенно не обязателен телесный контакт, достаточно чувство единства и цели, достаточно одного истеричного вопля в газетах, по телевидению или в Сети и виртуальная толпа, сметая все барьеры собственного разума, начинает бездумно брести на скотобойню.
 
В этой связи хочется затронуть еще одну сторону, традиционную при обсуждении психологии толпы – «коллективное бессознательное». Запущенный с легкой руки Юнга, термин противоречит сам себе. Опираясь на определение сознания индивидуума, термин возник как обобщенная умноженная характеристика, хотя последующие разъясняющие формы как раз утверждают и определяют специфические черты «коллективного СОЗНАНИЯ». Другой вопрос, что эти черты, в значительной степени, несут иную смысловую и содержательную нагрузку, нежели характеристики определенные для «сознания человека». Простой перенос терминологии вызывает непонимание и хаос в логике осмысления процессов, протекающих в толпе.
 
Вот одно из характерных описаний «коллективного бессознательного» и его воздействия на человека: «…Поступки людей, вовлеченных во власть коллектив­ного бессознательного, неизбежно становятся ирра­циональными. Рациональное сознание под влиянием коллективного бессознательного отключается, падает интеллект, снижается критичность по отношению к своим действиям. Стремительно исчезает практически всякая индивидуальная ответственность за свои поступ­ки. Парализуется механизм принятия личных решений. Коллективное бессознательное усредняет, нивелирует личность — так, толпа всегда стоит за среднего, «про­стого» человека в его самом бессмысленном виде. Одновременно, коллективное бессознательное пробу­ждает самые примитивные и неуправляемые самим че­ловеком, однако поддающиеся манипуляции извне ин­стинкты людей…» Итак мы имеем описание формы, но вот содержание уходит в умозрительные горизонты, расплываясь и теряя смысл. В описании ситуация рассматривается только с одной стороны, абсолютно не допуская, что, вследствие «перехвата» приоритетов, начинает целеустремленно и рационально реализовываться программа, заданная объективно существующим «сознанием толпы». Феноменом объединенного психического субстрата. Реально существующего и действующего в полном соответствии со своими целями, задачами и эволюцией. Далеко не всегда совпадающими с желаниями, пониманием и устремлениями людей-наблюдателей.
 
Если же попытаться воспроизвести «в реале» описанное в цитате, то мы обнаружим вместо энергичной толпы отряд угрюмых зомби, ходящих по кругу.
 
На мой взгляд, мы имеем дело не с неким аморфным полу-философским понятием, которое своей «невыразимой сущностью» подавляет человеческое сознание непонятным способом, а с вполне реальным субстратом, вступающим во взаимодействие с сознанием человека, перестраивая его, создавая определенную точку равновесия всей системы на основании действия вполне реальных законов коммуникации.
 
Манипуляция поведением отдельно взятого человека в данном случае становится следствием опосредованного воздействия на "массу". Человек пребывает в заблуждении относительно "авторства" пришедших ему в голову "идей". Воздействие  строится не в форме абсолютных директив, а в виде изменения критики к собственным поступкам, когда человек уверен, что конечный результат некоего действия целиком зависит от его способностей и, таким образом, заходит в зону риска намного дальше, чем это необходимо в связи с общей  ситуацией.
 
В этой связи достойным более глубокого изучения представляется феномен "иллюзии контроля". Описанный и подтвержденный результатами исследований Э.Лангер в работе "Иллюзия контроля" в 1975 году (Langer E. The Illusion of Control // The Journal of Personality and Social Psychology. — 1975. — Vol. 32. — Р. 311—328.). В которой убедительно доказано, что изменение формы подачи условий при сохранении содержания изменяют решение о принятии участия в "игре" и величине допустимого риска.
 
Т.е. мы имеем дело с последствиями "мягкой модерации" потока информации, вне зоны аналитики и контроля отдельного субъекта.
 
Исследователи  поведения потребителей на рынке уже давно обнаружили две условных категории, на которые следует разделить факторы, влияющие на и определяющие окончательное решение о поступке (покупке, инвестиции и т.п.)
 
К первой категории следует отнести "искажения персонального восприятия реальности" вызванные стереотипами, шаблонами, мифами и слухами (см. статью "Психогигиена"). Ошибка в восприятии, анализе, а, следовательно, и в прогностике, выдается за собственное интуитивное решение и выливается в неверный поступок.
 
Вторая категория описывает и учитывает эмоционально-волевые коэффициенты, значительно расширяющие границы "колебаний" целесообразности и рациональности поступков.
 
В 1943 году, Кеннет Крейк, в работе "Природа объяснений" выдвинул предположение о наличие у человека интеллектуальных рабочих моделей явлений, с которыми ему предстоит столкнуться. Именно присутствие таковых гипотетических схем позволяет человеку воспринимать сложные или абстрактные идеи. Свойство и способность строить интеллектуальные модели реальности помогает  предвосхищать  будущие события. По мнению Крейка, имея в уме «мелкомасштабную модель внешней реальности и возможных действий», мы способны «проверять различные варианты поведения, делать выводы, какое поведение является наилучшим, реагировать на будущие ситуации еще до того, как они возникли, использовать знания о прошлых событиях, имея дело с событиями настоящего и будущего, и реагировать на чрезвычайные ситуации, с которыми мы сталкиваемся, гораздо более полным, безопасным и компетентным образом» (Craik K. The Nature of Explanation. — London: Cambridge University Press, 1952)
 
Таким образом, по мере накопления знаний и опыта такие модели становятся более сложными и детализированными, что приводит к определенной «двойственности» в оценке их полезности. В ситуации спокойного рассмотрения и оценки всех условий можно ожидать принятие наиболее эффективного решения, но вот в ситуациях связанных с дефицитом времени, информации, стрессом, фактором неопределенности модель перестает работать в качестве полигона для "обкатки" немедленного решения - она слишком сложна. В дело вступают упрощенные алгоритмы принятия решений, основанные на рефлекторных реакциях. Степень адекватности решений  резко снижается. Анализ поступающей информации снижается до минимума, обеспечивающего выживание. Этот эволюционный механизм естественной защиты мозга от информационного шока является нормальной реакцией. Вот только резкое ограничение информационного потока, несмотря на сохранение вектора внимания, отбрасывает значимые  для анализа данные и таким образом создает ложные предпосылки для выводов о частоте, последовательности, повторяемости событий. Возникают ложные оценки закономерностей и шаблоны, с последующим внедрением в сознание в качестве "рабочих" алгоритмов поведения.
 
В педагогической парадигме нам постоянно вбивали понятие "оптимума", как эталона цели, достигаемого путем сужения мировоззрения. Заранее устанавливая границы оценки и рамки принятия решений, мы ограничивали доступ новой информации, переходя в режим консервативного восприятия и оставаясь в колее уже сформированного "мнения". Восприятие очевидного, но не вписывающегося в предписанные стандарты, события игнорировалось или недооценивалось. Таким образом, возникала нерациональная инерция принятия «истинности» последовательных поступков или решений.
 
В 1968 году американский психолог Уильям Эдвардс опубликовал работу «Консерватизм в процессе обработки человеческой информации», в которой привел пример замедленного изменения субъектами своих убеждений под влиянием новой информации, при наличии некоторого предварительного мнения.  (Edwards W. Conservatism in Human Information Processing. — New York: John Wiley & Sons, 1968.)
 
В реальном времени, в условиях кризиса, в момент, когда человек, в силу внешних причин, не получил заработанное, он спонтанно, на уровне инстинктов, переходит в режим "выживания". Очевидная реакция на психологический стресс. Поведение, аналитика, критика собственных поступков, восприятие окружающей реальности начинают искажаться, используя намного более примитивные алгоритмы и решения, связанные с процессом погружения в более агрессивную среду кризисного сообщества. Одновременно возникает процесс самоорганизации в "толпу" и начинают работать специфические закономерности поведения толпы, приобретая все более массовый характер. Как говорилось уже ранее, толпа, и, следовательно, все ее феномены, расширяются и проявляются сегодня намного быстрее, путем распостранения через современные средства коммуникации. Допустимые стандарты информационных каналов позволяют полностью реализовать "эффект присутствия" и мы получаем с одной стороны объективно не наблюдаемое, но реально возникшее и существующее пространство, заполненное "толпой". Массой, раздираемой страстями, безмозгло бросающейся из стороны в сторону под ударами "хлыстов" - лозунгов и боевых информационных комплексов, впадающей в панику, агрессию, эйфорию и оцепенение. Масштабы этого процесса трудно представимые. В него вовлечены все слои населения во всех точках планеты. "Перехват сознания" возникает практически мгновенно и одновременно в статистически значимых группах людей, которые, в свою очередь, становятся ядром, не подвергаемых индивидуальной критике, процессов. Человек перестает быть самостоятельным субъектом и осознавать себя как индивидуум и трансформируется в статистическую единицу иного, нового "организма-процесса". Основным поведенческим приоритетом нового субъекта становится "образ цели" вброшенный извне.
 
Два параллельных потока человеческого сознания, ответственных за реализацию его планов, это постоянная аналитика поступающей информации о мире и "психо-инжениринг", создающий план непосредственных действий. Катализатором или ингибитором обоих процессов являются эмоции. Причем, если в случае "инжениринга" эмоциональный фактор любого знака становится дополнительным возбуждающим стимулом, то в случае аналитического процесса он вносит хаос и тормозит адекватную оценку событий. Эмоциональный фактор не является избирательным, но системным. Он "накрывает" все поле психической деятельности, как отдельного человека, так и толпы. Т.е. по сути, является универсальным. Следовательно, любая форма возбуждения толпы от раздражения и агрессии, до эйфории и блаженного оцепенения, делает ее наиболее восприимчивой к внушению и абсолютно ведомой. Чем и пользуются в глобальных масштабах личности-"игроки", для которых управляемые процессы в экономике представляются  достаточно интересными объектами приложения собственных усилий. Усилий, управляемых собственными страстями и не только ими...
 
Существуют объективно рассчитываемые формулы, позволяющие точно установить степень зависимости абсолютных потерь при кризисе в той или иной области экономики. Также существует достаточно полное объяснение причин и специфики процесса кризиса. Вот только до недавнего времени отсутствовала точная прогностика неизбежности будущего события (кризиса) и хронологии его эволюции. С привязкой к календарю, а не к туманным прогнозам в стиле "если...то...". Прогностика, связанная с поведением масс, с факторами влияния на массы, с закономерностями динамики психологических процессов массы людей, не отдельного индивидуума.
 
Факторы, обусловленные природными явлениями и ритмами, когда прямо, когда косвенно, обуславливают предрасположенность человека к неадекватной реакции на события, нерациональным решениям, искаженной трактовке и созданию иных постулатов.
 
Приведу простой пример. Есть некий природный фактор, который влияет на человека следующим образом:
 
- появляется простота в процессе принятии решений
 
- решения принимаются в более позитивном ключе
 
- сами по себе решения более простые, однозначные, четкие
 
- снижается уровень сомнений (черно-белый вариант)
 
- стимулируется творчество
 
- присутствие этого фактора вызывает принятие решение в
 
  режиме «хочу», его отсутствие – в режиме «надо»
 
 Этот "пси" - коэффициент, вводимый природой, изменяет до неузнаваемости цели и задачи человечества. В частном случае - характеристики, оценку и решения в экономической сфере деятельности. Знание этих закономерностей позволяют внедрять, в строго рассчитанные периоды, в сознание масс определенные "заготовки", которые потом самостоятельно разворачиваются в многомерные психологические конструкции. Конструкции, управляющие поведением человека, наивно полагающего в этот момент, что делает то, что является реализацией его собственных желаний и устремлений... Как вы полагаете, этот фактор важен для оценки рынка? А что если есть многолетние статистические данные, подтверждающие цикличность этого фактора? Следует их учитывать?
 
…Мы говорили «всего-навсего» о количестве солнечных дней в году и об эпизодах солнечной активности…
 
И таких факторов – множество. Следует о них не забывать и интерпретировать в соответствующем ключе исследования «массы».
 
Латентные потери в кризисе намного большие, чем объективно наблюдаемые и описываемые в, разного рода, статистических отчетах. Инерция психических процессов оказывается намного существенней процессов исторических и, т.о. возникает "самоподпитывание" повторяющимися стереотипными ошибками в решениях кризиса экономического. Причем можно говорить в этой связи об экономическом кризисе, как о частном случае кризиса антропоморфного. Порожденного и управляемого человеком. Мы говорим сейчас о "ноосферном" процессе. (Ноосфе́ра — сфера взаимодействия общества и природы, в границах которой разумная человеческая деятельность становится определяющим фактором развития . Ноосфера — высшая стадия эволюции биосферы, становление которой связано с развитием человеческого общества, оказывающего глубокое воздействие на природные процессы. ) Есть "масса", которая готова воспринимать и отдавать. Управляемая природными процессами и влияющая на природные процессы. Есть смысл говорить о динамике психологических процессов в масштабах ноосферы. В противном случае, мы традиционно рассматриваем и решаем частные прикладные задачи, по условиям неспособные охватить масштаб всего айсберга.
 
Тенденции современных психологических исследований в экономике в основном описывают технологии принятия решений индивидуумом и дальнейшее влияние совокупности этих решений на эмпирический «рынок» и глобальные экономические процессы. Вокруг этой отправной точки строится вся логика экономических теорий, методы управления процессами, аналитика, прогнозирование. Результат - нобелевские премии присуждаются работам утверждающим "иррациональность" ведущим принципом формирования решений с точки зрения психологии в экономике.
 
Предполагаю, что оценка экономических процессов должна опираться не на психологические критерии и установки одного отдельного человека (тем более, для унификации, взятого со статистически усредненными параметрами), а на закономерности, отражающие поведение и динамику толпы. Человек, встраиваясь в процесс, описываемый критериями экономики, автоматически становится частью толпы, делегируя свое право принимать уникальные решения некоему "коллективному сознанию". Ницше писал: “Когда сто человек стоят друг возле друга, каждый теряет свой рассудок и получает какой-то другой”.   У толпы нет алгоритмов или моделей поведения, каждый раз все создается "по-новому". Нет аналитики, нет исследования, нет прогнозирования. Есть энергоперенасыщенный, с точки зрения психологии, процесс, ищущий приложения. И чем более критической становится ситуация, чем сильнее "раздражитель", тем большую психическую инерцию и мощь приобретает толпа, интегрируя своих членов, до полного психического слияния и однообразия. Эти процессы наиболее ярко проявляются в политических, религиозных  действиях или в формировании кризисов различной природы.
 
"Наше общество высоко ценит свободу, но под тонкой оболочкой цивилизованности современный человек несет в себе много первобытных побуждений. Он хочет объединиться с остальными для самосохранения и действовать под руководством сильного вожака. Чем неустойчивее положение, тем крепче желание примкнуть к остальным и следовать за вожаком. В трудный момент ваша человеческая природа будет склонять вас к потере независимости. " (Александр Элдер "Как играть и выигрывать на бирже")
 
Я утверждаю, что в отдельном человеке имеют место быть два параллельных,(а может и более) психических процесса: описываемых психологией индивидуума (более поздняя конструкция, продукт эволюции сознания) и психологией участника толпы (архаичная система выживания, сформированная на палеорефлексах поведения стада). Равновеликих процесса. Способных стать  актуальной "операционной системой" мгновенно, без паузы, под влиянием некоего внешнего стимула. Сознание самого человека не обнаруживает подмены "операционной системы" и продолжает действовать, декларируя предполагаемую самостоятельность побуждений, решений и поступков.  Список этих стимулов на удивление короткий и, все они основаны на соблюдение равновесия базовых понятий "благополучия отдельной особи".
 
Таким образом, я снова возвращаюсь к утверждению о наличии глобальных "игроков", которые способны инспирировать практически любой процесс в экономической сфере любого уровня. Способны задать цель и подтолкнуть в нужном направлении. Вот только на определенном этапе, процесс становится неуправляемым, так как в нем полностью формируется "коллективное сознание", отвергающее логику, потребности, этику, цели и задачи индивидуума.  Внедрение внешнего ритма, заданного "игроками", "раскачивает" и подчиняет толпу, сдвигая ее с точки условного равновесия. В дальнейшем же движении рассогласование этого ритма с природными циклами приводит к диссонансу, разрушая структуру или наоборот, накладываясь друг на друга в своей амплитуде, вызывает возникновение "пиков" поведенческой активности в момент резонанса. "Пики", непредсказуемые с точки зрения человека, абсурдные, вопреки всякой логике, нерациональные, попирающие каноны психологических и экономических моделей. Срыв "планомерного" течения процессов в экономике выливается в форме кризисов, хаотической суеты на бирже, паники рынков, депрессии производства и т.д. За всем этим стоит поведение человека, его настрой, биохимический синтез витаминов, нейрогормонов, отвечающих за нормальную функцию центральной нервной системы, его реакция на раздражители, его согласие быть марионеткой, его смирение перед неосязаемым "правом сильного" со стороны толпы. Возникает ощущение, что "игроки" способны сдернуть с места массив рынка, но на определенном этапе утрачивают способность им управлять. Весь конгломерат, а толпа является его соучастью, летит по непредсказуемой для "игрока" траектории, в непонятном направлении, с неизвестным исходом. "Игрок" невольно становится частью этой толпы, но продолжает оценивать ситуацию и пытается ею управлять с позиции индивидуального разума и, в отношении самостоятельного разума человека - участника рынка, использует правила пригодные для индивидуума, не для толпы. Именно в этом заключается ошибка. На этом этапе происходит системный сбой в оценки событий и применении инструментов воздействия.
 
 Толпа, в своей усредненной оценке, по сути, асексуальна, но почему-то модно рассматривать ее потенции в контексте "либидо". Отсюда возникают неумелые "брачные танцы" различного рода политтехнологов, заигрывающих с мнением толпы. На мой взгляд, определенные фазы развития толпы получают гендерные оттенки только за счет эмоционально-волевой окраски ее доминирующих стратегий на данном этапе. В фазе "психического разгона" и формирования ядра толпы это "провокационно-истерический" стиль, более характерный для поведения напуганной женщины, испытывающей страх и требующей немедленной защиты от внешнего неприятеля. Именно этим обусловлена стремительная консолидация группы и распространение психологических "ключей" запускающих алгоритм "коллективной безопасности". Затем основным проявлением становится агрессия, более характерная для мужской рефлексии в случае опасности. Тем не менее, "инструменты", реально влияющие на поведение толпы не несут в себе сексуальной окраски, а используют общие принципы ритмики и цикличности процессов происходящих в нейрофизиологии центральной нервной системы человека. Перегрузка вторичными задачами позволяет изменять цели, использование "ловушек сознания" манипулирует результатами, вводя эмоции в аналитику процесса принятия решения, раздражители с четким ритмом постепенно вводят коллективное сознание толпы в транс и позволяют провести прямое внушение. Не стоит воспринимать толпу и ее действия как проявление сверх-сознания, скорее наоборот - чем больше скопление людей, тем больше оно уподобляется в своих проявлениях поведению примитивного существа. Примитивного в своих желаниях, устремлениях,  бескомпромиссности, варварской силе и взрывной агрессии. "Crowd-control" возможен только или "изнутри", с позиции "вождя"-"мессия-контроль", или с позиции "пастуха"-"сфера-контроль", который с помощью быстроногой и звонкоголосой шавки создает ощущение многочисленности и неизбежности контролирующей силы.
 
Таким образом, я прихожу к выводу, что поведение "массы" (толпы) в рамках экономических процессов чаще всего сознательно спровоцировано с определенными целями и не является ни в коем случае процессом управляемым каждым в отдельности ее участником. Более-менее очевидного управления можно добиться только путем захвата сознания личности, находящейся на абсолютной лидирующей позиции в толпе, причем пришедшей там только путем "изнутри", чтобы сама толпа признала лидера и вознесла его на пьедестал. Поверив и отказавшись от критики. Или создав сложную многоступенчатую систему опосредованного воздействия на эмоции толпы, точечного давления на периферию всей массы, задействованной в экономическом процессе.
 
Наиболее яркими примерами глобальных "игроков" являются крупные СМИ и привлеченные ими рекламные агентства. Выполняя политико-экономические заказы или решая свои собственные интересы, они фактически инспирируют возникновение виртуальной "Толпы", вбрасывают в нее информационный пакет - "целеуказание" и постоянно атакуют сознание людей второстепенными задачами, полностью отключая критику к "управляющим" лозунгам. Одновременно создаются виртуальные герои-однодневки, которым приписываются самые разнообразные полезные и позитивные качества. Их устами начинают внедряться некие "мнения", которые, при многократном повторении, все участники "слета" уже начинают воспринимать как свои собственные. Постепенно вся толпа начинает реагировать как единый организм, бездумно выполняя несложные поступки, которые им предлагаются "кумирами".
 
Вспомним несколько примеров и попытаемся оценить роль и "самостоятельность" участников...
 
В масштабах России: Приватизация... МММ... ГКО... Полагаете, что все участники этих операций осознанно, опираясь на экономические знания и свободную волю, передали безвозмездно свои сбережения в руки ограниченной группы лиц?
 
События последнего времени: так называемый "Ипотечный" кризис, в очередной раз, нешуточно, покачнувший стабильность мировой финансовой системы... разного рода "эпидемии гриппа", которые (о, чудо!) передаются не традиционным воздушно-капельным путем, а средствами массовой информации.
 
Люди брали ипотечные кредиты, подписываясь под бессмысленно раздутыми ценами на недвижимость, банки завышали свои активы, опираясь на "воздух", подделывали аудиты, создавали финансовые "пирамиды" миллиардных масштабов, оплачивали "экспертов" и администрацию, которые допускали невообразимые и примитивные ошибки в руководстве и оценке - все это происходило при наличии целой армии аналитиков, аудиторов, контролеров. Неужели они все были непрофессиональны, коррумпированы или слепы? Нет... они забыли о контроле за собственным сознанием, подчинившись гипнотизирующему ритму толпы, став ее соучастью (см.статью «Психогигиена»).
 
Предлагаю обратить свое внимание еще на один серьезный момент. Вся финансово-экономическая пирамида опирается в итоге на единственный компонент деятельности человека - его созидательный труд. Который является единственным источником благосостояния. Который обладает стоимостью. Который является причиной и смыслом производства. Труд возникает только вследствие осознанной необходимости или желания. То есть в сфере, эмоционально управляемой. Таким образом, даже не размышляя о "доходности" тех или иных финансово-экономических манипуляций, можно  влиять на саму природу экономических процессов, обретая действительную власть...
 
Наблюдение за экономическими показателями отраслей позволяет мониторировать развитие  промышленности, контролировать межотраслевой баланс, прогнозировать развитие тех или иных процессов в экономике. Нашего внимания избегает процесс психодинамики рынка. Нет жестких критериев оценки состояния относительно ранее протоколируемых отправных точек. Но есть явные проявления зависимости между процессами в ноосфере и поведением толпы. Психодинамика объекта, под названием "толпа", оказывается моделью поведения рынка. Но, так как, основным понятием психодинамики остается конфликт примитивных импульсов, то рассмотрение и учет этих импульсов при планировании воздействия на экономические процессы, аналитике и прогнозировании результатов, оказываются наиболее информативными и результативными.
 
Я специально не касаюсь в этой теме политико-дипломатических событий последних лет... настолько там все очевидно.
 
Исследователям и практикам, убежденным в правоте прямого переноса результатов исследования поведения индивидуума для понимания процессов происходящих в толпе, я предлагаю рассмотреть теорему Гёделя "о неполноте" в рамках оценки параметров системы. Теорема гласит: «Логическая полнота (или неполнота) любой системы аксиом не может быть доказана в рамках этой системы. Для ее доказательства или опровержения требуются дополнительные аксиомы (усиление системы)». Иными словами "Система не может быть изучена средствами самой системы". Таким образом, система, или ее "управляющий орган" не могут получить всю полноту объективной информации о системе, а потому не способна к адекватному и целенаправленному управлению. Всегда будет присутствовать элемент "допущения", что, в конечном итоге, приведет к критической ошибке. Следовательно, применяя это утверждение к предмету наших интересов, можно утверждать, что объективное управление системой ("толпой") невозможно автономно "изнутри" - необходим внешний руководитель. В противном случае толпа живет по своим законам, как уже утверждалось ранее.
 
Можно исследовать еще одну интересную аналогию: по утверждению английского математика и физика Роджера Пенроуза (Roger Penrose, р. 1931) "...система, действующая строго логически в рамках принятой аксиоматики не способна определить, истинно или ложно утверждение А, если оно выходит за эти рамки, а такие утверждения, согласно теореме Гёделя, неизбежно имеются. Человек же, столкнувшись с таким логически недоказуемым и неопровержимым утверждением А, всегда способен определить его истинность или ложность — исходя из повседневного опыта..."  Именно наличие повседневного опыта отличает индивидуум от толпы. У толпы, как самостоятельной психоструктуры, нет и не может быть опыта. Она - "вечно новорожденное существо". Психические процессы толпы можно представить бурным потоком, своего рода эмоциональное торнадо, закрученное вокруг спонтанного ядра в виде одного или нескольких "вождей".
 
 В любом случае, то, что мы сегодня считаем глобальным подходом к наблюдению, аналитике и управлению, на самом деле является частным случаем частного наблюдения за доступным наблюдению процессом. Мы отбрасываем массу значимой информации в угоду ранее кем-то определенной "точке зрения" или "мнения". Результатом становятся иные умозаключения, выведенные из них закономерности, созданные алгоритмы поведения.
 
Ошибки накапливаются и становятся системными. Отсюда "сюрпризы" в экономике, политике, экологии, дипломатии. Бессмысленные конфликты, бессодержательные договоренности, ведущие "в никуда" планы...
 
Фёдоров Д.С.